Форум Combat-style

Всё о боевых искусствах, единоборствах и спорте
Текущее время: Ср ноя 14, 2018 12:53 am

Часовой пояс: UTC




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: Сб янв 24, 2015 5:02 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Пт июл 18, 2014 4:01 am
Сообщения: 28
Откуда: Космополит
  Рассказ в этой статье пойдет уже не о забытых эпохах и мертвых легендах, а о тех людях, которые жили не так давно, чтобы их забыть, и тем не менее стали легендами живыми. Их можно назвать предками и родоначальниками системы, получившей название «Хапкидо».
  После завоевания Кореи многие потомки военных династий уезжали в Японию, надеясь пройти обучение в военных школах и занять достойное положение при новом порядке. Среди них был Чхве Йонг-ый, создавший впоследствии каратэ кёкусин-кай и прославившийся под именем Масутацу Ояма, и Чхве Хон Хи, давший начало современному тэквондо. Первый внёс в каратэ жесткие техники старинного корейского искусства чхарёк, второй создал на базе каратэ сётокан стройную систему формальных упражнений-тулей, совместив движения каратэ с принципами полузабытого тэккён.
  Но третий Чхве — Чхве Йонг-соль — попал в Японию не по своей воле. Родившись в маленькой деревушке в провинции Чун Бук в 1904 году, он потерял родителей в суматохе 1910-го и был увезен в Японию, на Хоккайдо, где был «отдан в услужение» — то есть, фактически, продан в рабство. Но ему повезло — он попал в дом к легендарному мастеру будо, патриарху стиля айки-дзю-дзюцу Дайто-рю Такэда Сокаку, который стал ему отцом и учителем.
  Такэда Сокаку и Чхве Йонг-соль. Такэда, глава некогда могучего древнего рода повелителей провинции Айдзу и патриарх кланового боевого искусства Айки-дзюцу Дайто-Рю, был одним из последних носителей истинного самурайского духа — бесстрашным и безжалостным воином. При этом, будучи человеком невысокого роста и тонкой кости, он вовсе не выглядел грозным бойцом, поэтому был настоящей ходячей провокацией для грабителей, хулиганов и прочих любителей тупых и острых ощущений. Это давало ему бездну возможностей для постоянной практики. Одного разбойника, долгое время терроризировавшего целый уезд, он как-то ночью сбросил с дороги, глубоко воткнув его вниз головой в вязкий ил рисового поля — лишь утром прохожие заметили торчащие к небесам из грязи ноги горе-грабителя, который так и захлебнулся, не в силах выбраться наружу. В другой раз его попытались избить и ограбить дорожные рабочие, набранные из бывших заключенных. Это привело к жуткому побоищу, в результате которого воинственный маленький самурай в одиночку разогнал банду в полсотни негодяев, вооруженных кольями, мотыгами, ножами и железными крючьями. При этом действовал он жестоко и решительно: метал камни, ломал кости палкой и голыми руками, а вырвав у одного из нападавших меч, рубил и мечом, без малейшего колебания убив девятерых и искалечив более полутора десятков человек.
  Мастера такого уровня даже среди самураев всегда были редкостью, тем более уже после окончания «эры меча». Но Такэда был поистине одним из последних динозавров будо.
Происходя из некогда могучего, но обедневшего древнего рода, разгромленного во время Реставрации Мэйдзи, Такэда с малолетства упорно практиковал традиционные фамильные боевые искусства, считая их наиболее ценным достоянием, завещанным ему предками. Многочисленные источники сообщают о том, как в молодости он обошел всю Японию, имея при себе только смену одежды и копьё, и, следуя примеру великого фехтовальщика Миямото Мусаси, вызывал на поединки известных мастеров боевых искусств. Так же, как и Мусаси, он считал поединки наиболее верным способом проверки своего умения и сражался мечом против мастера кэндо, копьем против мастера яри-дзюцу и голыми руками против специалиста дзю-дзюцу. Основным критерием истины в боевом искусстве он считал безусловную эффективность в реальном бою, поэтому признавал и захваты, и броски, и удушающие приемы, а уж тем более удары руками, ногами или головой безо всяких ограничений, однако сам, чтя память предков, полагал своим долгом использовать прежде всего канонические техники кланового стиля Дайто-рю.
  Отношение обедневшего потомка некогда могущественного рода к мальчишке-корейцу трудно было назвать отношением хозяина к слуге — скорее это было отношение отца к сыну. По прошествии нескольких лет Такэда решил усыновить Чхве Йонг-соля, чтобы, не нарушая традиций, обучать его всем премудростям своей системы. Собственный сын, Токимунэ, появился в семье главы клана лишь в 1916 году, когда его приемному брату уже исполнилось 12 лет. К сожалению, мне пока не удалось точно выяснить, какое японское имя получил Чхве Йонг-соль при усыновлении.
  Однако имеются некоторые основания для кое-каких достаточно уверенных предположений.
Видный специалист айки-дзюцу Тосисиро Обата сообщает, что преемником мастера Такэды Сокаку на посту руководителя школы после его смерти стал некто Сагава Юкиёси, «…единственный из учеников, достигший степени „Содэн“, свидетельствовавшей о полном знании всей системы — 2884 приемов, включающих в себя работу посохом, длинным мечом, коротким мечом, двумя мечами, копьем, шестом, железным веером и метательными снарядами». По прошествии четырех лет Сагава уступил место патриарха молодому Такэде Токимунэ, вернувшемуся с военной службы. После этого след мастера Сагавы теряется — по крайней мере, я не смог найти никаких упоминаний о нем ни среди последователей айки-дзюцу, ни среди последователей айкидо, хотя мастер такого уровня не мог просто затеряться или отказаться от занятий. Зная из других источников о том, что Чхве Йонг Соль был одним из немногих учеников, кто прошел полный курс обучения, и о том, что он был преемником мастера Такеды, я считаю возможным предположить, что Сагава Юкиёси и Чхве Йонг Соль — одно и то же лицо, хотя утверждать это из-за недостаточности прямых свидетельств я все же не возьмусь. Буду признателен за любую информацию о судьбе мастера Сагавы.
  Поиск информации усложняется тем, что Чхве Йонг-соль был человеком нелюдимым и скромным, дневников не вел и фотографироваться не любил. Родственников в Корее у него по вполне понятным причинам тоже не нашлось, а собственным домом он смог обзавестись лишь под старость. Переезды с места на место мало способствовали созданию архивов, да к тому же он несколько раз лишался и тех немногих документов, которые ему удавалось собрать. Так, сразу по возвращении в Корею в 1946 году, в поезде по дороге из порта Пусан в Тэгу у него украли чемодан — там не было ничего ценного для вора, кроме смены одежды и пары кимоно — но там были все клановые реликвии, дипломы и сертификаты мастера Чхве.
  Наследник секретов клана Такэда, отец прикладного ю-суль, великий учитель практически всех современных корейских гранд-мастеров хапкидо, хварандо, кук-суль и хо-син суль не считал себя мастером пера или хорошим шоуменом, и поэтому не писал книг и статей и не стремился выступать на публике. Единственную демонстрационную видеозапись его работы он разрешил сделать только в 1981 году, когда по приглашению группы корейских инструкторов гостил в США. Увы — и эту единственную кассету перед самым отъездом старого мастера попросил «посмотреть» гостеприимный хозяин — преподаватель хо-син-суль Чин Иль Чанг, — после чего она бесследно исчезла. Так что сегодня в распоряжении биографов имеются лишь разнообразные слухи, рассказы немногих близких учеников, да несколько фотографий.
  Вообще, история жизни основателя хапкидо достаточно туманна, а те немногие факты, что есть, зачастую противоречат друг другу. Существует другая версия, по которой он был сыном богатого корейца-рыбопромышленника с Хоккайдо, который щедро платил Такэде за обучение. Согласно еще одной версии, которой придерживаются особо фанатичные патриоты «корейских корней», Чхве Йонг-соль к моменту прибытия на Хоккайдо уже был опытным мастером традиционных корейских боевых искусств, и, одержав победу над сыном патриарха айки-дзюцу, в основу своей системы положил именно их. Но все версии сходятся в том, что он прошел полный курс обучения по школе Дайто-рю и знал секреты айки-дзюцу лучше родного сына Такэды. Короче, Чхве Йонг Соль больше всего напоминает любимый персонаж гонконгского фильма — этакого скромного «старичка»-мастера — никому не известного гения боевого искусства. Кино иногда тоже бывает похоже на правду.
  Кстати, версия об усыновлении мне самому сегодня кажется более соответствующей действительности. Достаточно посмотреть на немногие сохранившиеся фотографии мастера, чтобы понять, что этот человек вряд ли родом из богатой семьи — он скорее похож на простого крестьянина. Кроме того — за какие же деньги настоящий самурай (посмотрите выше, на характеристики Такэды) нанялся бы обучать тайному клановому искусству какого-то постороннего, тем более корейца; то есть, в эпоху имперского Ренессанса, «человека второго сорта»? Ведь даже достаточно обеспеченный Уэсиба Морихеи, истинный самурай, таких денег не нашел!
  Ну а что касается версии о мастерстве — ну, подумайте сами, каким таким мастерством может обладать шестилетний пацан? Речь ведь идет не о пианино и не о шахматах, которыми, в самом деле, нас нередко умиляют разные вундеркинды. Мастерство в боевых искусствах — это все таки прежде всего практика, «налет часов», жизненный и боевой опыт, приобретаемый за многие годы — если не десятки лет. А ведь родился-то Чхве в 1904-м, а к Такэде попал в 1910-м. Уж это известно точно. Значит, чтобы в 1910 году быть мастером, ему пришлось бы быть как минимум лет на двадцать постарше! Неувязочка-с…
  Известно также, что Чхве Йонг-соль действительно родился в крестьянской семье, в провинции Чун Бук; свой стиль боя он сам называл ю-суль Дай-донг-Рью — что при японском прочтении тех же иероглифов звучит как «дзю-дзюцу Дайто-рю», и не иначе; и, наконец, японские мастера айкидо и айки-дзюцу сами признают родство своих техник с техниками хапкидо и их происхождение от одного корня.
  (Здесь я снова хотел бы сделать небольшое отступлениеот темы, чтобы подробнее разобраться кто кем кому приходится.)
  Приемному сыну патриарха Такэды довелось познакомиться со многими известными специалистами будо. В течение сорока лет он находился рядом с великим мастером, был его учеником и ассистентом, а после его смерти в 1943 году стал его преемником, так как Такэда Токимунэ, еще очень молодой, тогда был на военной службе. Но решение старого патриарха вызвало среди членов клана недовольство, которое стало весьма заметным после поражения Японии и освобождения Кореи. В 1946 году Чхве Йонг-соль был вынужден отправиться на родину, передав полномочия молодому Токимунэ.
  В результате II Мировой войны Корея была разделена на две зоны оккупации — северную, «коммунистическую», где у руля стояли просоветские и прокитайские лидеры, и южную, которая находилась под контролем американцев. «Красные» Севера были верны своему принципу «запрещать и не пущать», а на Юге пышным цветом разрастался махровый послевоенный бизнес, где, рискнув, можно было за день разбогатеть, и зазевавшись, на другой день оказаться в канаве. Согласно теории Ум-Янг (Инь-Ян), везде есть свои выгоды и свои недостатки, так что нет смысла говорить о «плохом» и «хорошем», но что касается боевых искусств, то коммунисты их однозначно запретили, не желая делить влияние с мастерами, традиционно пользовавшимися всеобщим уважением, и считая школы боевых искусств очагами инакомыслия. В результате такой политики восстановление и развитие корейских боевых искусств происходило только на Юге. Даже тэквондо ITF, сегодня известное, как «национальный спорт и гордость» КНДР, начало изучаться там лишь в 1980 году! Поэтому далее, говоря «Корея», я имею в виду только и именно Юг.
  Чхве Йонг-соль, конечно, поехал на юг — ведь он там родился. Сойдя на берег в Пусане, мастер отправился на поезде в Тэгу, откуда собирался ехать в родную деревню, но в поезде у него «увели» чемодан. Он оказался один, без друзей, без документов и без гроша в кармане посреди голодной ободранной страны. Но, от природы упорный и неприхотливый, ученик самурая и сын крестьянина поступил так, как согласится не каждый, — стал уличным коробейником и принялся торговать хлебом. Через год он сумел купить себе небольшой дом на окраине и принялся за разведение свиней, откармливая их солодовым жмыхом, который бесплатно можно было набирать на пивоваренном заводе. О собственном зале и преподавании он и не помышлял — всем было явно не до этого, да и сам он, привычный к тяжелой простой работе, никому не известный, понимал, что на успех в роли мастера сейчас рассчитывать трудно, а хвастать попусту не любил.
  Желающих приобрести бесплатный корм было в избытке, поэтому приходилось занимать очередь с раннего утра, еще затемно. Как и во всех длинных очередях, постоянно кто-нибудь пытался словчить и хорошо знакомые нам скандалы на тему «Вас тут не стояло» вспыхивали нередко. Была здесь, как обычно, и своя маленькая «мафия». Чхве Йонг-солю в таких ситуациях довольно долго удавалось улаживать дело словами, но однажды четверо вконец обнаглевших «авторитетов» решили проучить «чужака» и набросились на него с кулаками. Естественно, мастер Дайто-рю тут же разбросал нахалов, которые, не поняв, с кем имеют дело, попытались атаковать его снова, похватав с земли камни и палки. На этот раз наследник секретов Такэды поступил по примеру своего приемного отца, и, жестоко скрутив руки нападавших в единый болевой узел, свалил их в кучу у своих ног, зафиксировав удержание стопой на земле. Больше на него нападать никто не осмелился.
  Су Бок-су. Эту самую драку увидел в окно своего кабинета двадцатилетний президент пивоваренной компании Су Бок-су, выпускник Корейского Университета, обладатель черного пояса юдо. Его поразила необычность и эффективность действий странного крестьянина и та легкость, с которой он выполнял их. Решив, что неплохо было бы узнать побольше о неизвестных приемах, он велел секретарю привести таинственного незнакомца к себе и попросил его показать что-нибудь еще. Когда Чхве Йонг-соль спросил, зачем ему эти приемы, молодой спортсмен ответил, что хотел бы применять их на соревнованиях. «В таком случае вам это вряд ли подойдет», — ответил ученик Такэды, — «это боевая техника». Однако Су Бок-су заявил, что уже имеет черный пояс и сам сможет это определить.
  Тогда мастер предложил ему самому продемонстрировать свое умение и атаковать любым известным ему образом. Но не успел Су захватить рукав своего гостя, как оказался в болевом замке и был брошен на пол. Вскочив, он снова попытался схватить противника, на этот раз за запястье, и опять был опрокинут выворотом кисти. В следующий раз мастер попросту затолкал его под стол. Смущенный борец вынужден был признать, что правила соревнований запрещают подобные техники, но теперь принялся просить Чхве стать его учителем, обещая предоставить зал для занятий, солидную плату за обучение и даже доставку корма для свиней Чхве. Мастер, разумеется, согласился.
  Так при пивоварне компании Су появился первый зал школы Ю-суль Дай-донг-Рью.
  Так, собственно, и началась история корейского хапкидо.

Автор Сенчуков Ю.Ю. - http://www.conten.ru/stati/proishozhdenie-hapkido/daito-ryu-i-dai-dong-ryu-osnovateli-i-patriarhi.html


Информация о сообщении Вынести предупреждение
Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Быстрые действия:
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB
Яндекс.Метрика